Райское дерево

ЛИДИИ БОРИСЕНКО

Лідія Борисенко
Лидия Борисенко должна была стать музыкантом, но, как говорится, природа взяла свое: в семье, где отец и старшая сестра - художники, она просто должна была продолжить их дело. Правда, выбор нынешней профессии произошел без малейшего давления с их стороны. Так что Борисенко ни о чем не жалеет, тем более что музыка «звучит» в каждой ее композиции. А ее работы были участниками многих международных выставок в Украине и за рубежом, находятся в частных коллекциях на родине, в Германии, Великобритании, Финляндии, Бельгии, США.

Итак, Лидия, поделитесь своим «рецептом», как стать художником?

Мой случай - не уникален, он лишь подтверждает очевидное: в семье, где царит творчество, невозможно им не «заразиться». На мой дальнейший выбор главного дела в жизни влияло все: родной Львов с его старинной архитектурой, рождение удивительных произведений в мастерской отца - известного скульптора Валентина Борисенко, работы сестры Натальи - художника по текстилю и ее мужа - скульптора Николая Билыка. У меня очень артистичная мама, сколько себя помню - она читала стихи и прекрасно пела. Дедушка был кукольных дел мастером. А бабушка с ее кружевами из белой нитки стала моим первым учителем по текстилю. И когда семья переехала в Киев (отец возглавил Киевский художественный институт, преподавал в нем), я сменила музыкальную спецшколу имени Лысенко на Республиканскую художественную среднюю школу имени Шевченко - поступила на отделение живописи. После ее окончания стала студенткой Львовского института прикладного и декоративного искусства - факультет текстиля. Мне очень повезло, что училась у прекрасных преподавателей: моего дяди - известного живописца Владимира Сидорука, не менее известных Виктора Зарецкого, Бориса Литовченко, Евгения Коцюбы, Игоря Боднара и других.

А еще я много читала. Так, на формирование собственной образной системы огромное влияние имели сказки. Обращаюсь к ним и сейчас, потому что вижу в них большое содержание и подтекст. С 12 лет любимая книга - «Маленький принц» Экзюпери. Кроме всего, писатель своей графикой помог мне полюбить и почувствовать линию.

В общем, читать всегда, читать везде...

Да я была запрограммирована на чте­ние. Отцом. Он создавал барельефы на фасаде Украинского дома, а тогда - музея Ленина. И на одном из них изобразил своих близких. Меня, в частности, - с книгой, в которой написано: «Учиться, учиться, учиться!». Как вы понимаете, у меня просто-таки не было иного выбора! Кстати, с этим барельефом была связана еще та история. Подругу чуть не забрали в милицию: увидев меня на нем, она зашлась смехом (ну, дети есть дети), а ведь это произошло не где-нибудь, а под стенами музея Ильича!..

Из серии "Райские деревья"
Из серии "Райские деревья"
Бумага ручной работы, цветная тушь, 75x55 см, 2006 г.

Как бы вы ни уходили от определения «уникальный», но оно имеет к вам прямое отношение: на сегодня Лидия Борисенко работает в 8 техниках! Все же это - желание подобраться поближе к Книге рекордов Гиннесса или...

Творчество - познание истины, для меня это - кристалл со многими гранями. Так и техники - те грани, которые в определенной степени отображают мое понимание, ощущение мира. Да, сейчас в сферу моих интересов входят живопись, графика, левкас, гобелен, вышивка, писанка, батик, коллаж, но уверена, что на этом не остановлюсь.

Кола
"Круги" Бумага ручной работы, цветная тушь, 30x30 см, 2006 г.

Гобелен создается в течение года, бывает, и дольше. У меня есть не-сколько огромных - по 2-3 м. Это серьезные и солидные монументальные произведения. «Разум и сердце», например: авторская техника, текстиль на просвет, в 1998 году представлял Украину на одном из самых престижных международных биеннале текстиля в Лодзи (Польша). Есть работы в технике вышивки - еще более кропотливой, чем гобелен (отмечены не-сколькими дипломами триеннале текстиля в Киеве). Пока создаются такие колоссальные по затратам времени, материалов, труда, композиции, появляются работы в других техниках. Графика, например, своего рода про­должение текстиля, где перо - игла, а линия - словно нить. Левкас придает насыщенную материализацию моим графическим образам, архаичность. Коллаж, как и левкас, - смена форм, фактуры, выход за рамки квадрата. Роспись по шелку (батик) - игра со светом, легкость. Ткань проще всего перемещать в пространстве (в Швейцарии прошла моя выставка «Графика на просвет»). Писанка. Ее символику познавала самостоятельно, а технологии училась у настоящей гуцулки, потомственной писанкарки. Неповторимы знаковость, космогония писанки. Эти ее особенности протянули мне ниточку - путь для изучения орнамента вообще. Между прочим, расписала уже более 2 000 экземпляров.

Четыре стихии
"Четыре стихии"
Писанка (страусиное яйцо), 2007 г.

Разум и сердце
"Разум и сердце"
Гобелен, авторская техника, шерсть, шнур, шелк. 260x290 см, 1998 г.

И среди них такая экзотика, как страусиные яйца?

С появлением в нашей стране страусиных ферм они стали вполне доступными. Впрочем, яйцо есть яйцо. Просто большой размер страусиного позволяет рассматривать его как скульптурный объект, да и фактура подобна керамике.

Наконец, 8-я техника - живопись, имеющая, впрочем, конкретный поствышивальный синдром. На первую работу - «Письмо» - вдохновила, как и положено, муза, правда, в образе бывшего соученика. В свое время он уехал в США, где стал популярным художником, и вот вдруг получаю письмо, в котором он очень красиво признается: оказывается, в школе был влюблен в меня. От такого сообщения у меня-то и расцвели цветы на голове... - на картине!

Путешествие
"Путешествие"
Ручная вышивка, лен х/б, 60x90 см, 2004 г.

Ваши образы хочется долго раз­глядывать и разгадывать, «примеряя» их на различные данности. С полной уверенностью можно ска­зать лишь одно: все они духовны. Как и ваши работы в целом.

Возвращение к нити
"Возвращение к нити"
Ручная вышивка, лен х/б, 110x45 см, 2005 г.

Что удивительно, их воспринимают «своими» представители различных вероучении - христианства, иудаизма, буддизма, суфизма, ведической культуры... Мои образы - символы абсолютно реального мира. Я четко понимаю, все, что изображаю, - живое и имеет свое задание: гармония Неба и Земли в человеке, настройка души на высокий лад. Это древние образы, осовремененно материализующиеся через меня. Они должны радовать (свой недавний проект с замечательным художником-керамистом Нелли Исуповой мы так и назвали - «Радо»), поэтому называю их арттерапевтическими. Судите сами: недавно позвонил один московский бизнесмен и рассказал, что его малыша, как только тот начинает плакать, можно успокоить, лишь показав мои работы.

Двое
"Двое"
Вытынанка, картон, тушь, перо 50х70 см, 2000 г.

У каждого художника есть любимые образы. У меня, конечно же, тоже, и среди них - Райское дерево. Поклонение деревьям - очень старый обряд. С деревом отождествляли и человека, и семью. Так вот, Райское дерево - это то, что мы должны возродить на Земле, потому что Земля - Рай, в данный момент несколько потерянный, но реально возрождаемый.

Рыба, которая любит слушать музыку Бетховена
"Рыба, которая любит слушать музыку Бетховена"
Левкас, дерево, 90x50 см, 2007 г.

Образы - дети одного информацион­ного поля. Убедилась в этом на конкрет­ном примере. Приснились мне как-то «подсказки» к будущим композициям.

А у меня, как, пожалуй, у каждой женщины, - масса проблем: в ЖЭК сходить, на рынок, решить вопросы, связанные с учебой дочерей... В общем, не до них. Что вы думаете, иду однажды через холл Дома художника и вижу: двое мужчин рассмат­ривают портфолио, а там - образы, которые я не успела материализовать! Вот они и ушли к другим.

Как определяете свое искусство - символизм?

Можно и так, хотя мне ближе - социумный реализм, реализм данного времени.

Воспринимаю работы - как живые существа, они и ведут себя так: со своими настроениями, судьбами. Одни, скажем, только появятся на свет - сразу обретают владельцев, другие - только, когда объездят множество выставок, третьи остаются в мастерской. Даже после экспозиции они бывают разными, но чаще всего - усталыми...

Какие произведения у вас самые любимые, значимые?

Дочери. Они у меня тоже натуры творческие. И совершенно во всем лучше меня. Наверное, так и должно быть. То, чем они с удовольствием занимаются, - музыка (дипломанты музыкальных конкурсов), живопись, графика, поэзия. Ярына и Ольга - мои самые лучшие друзья и... учителя.

Из серии Двое
Из серии "Двое"
Бумага, тушь, перо, 30x21 см, 2004 г.

Вам ведь по наследству досталось еще одно дело?

Да, я преподаю, как абсолютно все в моей семье. У меня аудитория - детская, сейчас - в художественной студии при Союзе художников Украины. Уверена, в жизни нет ничего случайного. Я родилась в День защиты детей и под видом учителя хожу к ним учиться или, точнее, взаимоучиться - почти 10 лет. Это помогает мне в работе. Детское творчество - совершенно особое, и, по-моему, представители других видов искусства должны поучиться у него хотя бы просто потому, что оно из страны, откуда родом мы все - из Детства.

Текст: Ирина Женько
Фото: Александр Яловой
из личного архива Лидии Борисенко

Письмо
"Письмо"
Холст, масло, 85x65 см, 2004 г.